Хорунжий С.Н. Правовой баланс как самостоятельная юридическая ценность :
механизмы его обеспечения и регулирования : монография / С.Н. Хорунжий ;
Воронежский государственный университет. – Воронеж , 2019. – 526 с.
Глава 1
МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ БАЛАНСА
1
Ценности баланса
... ценность предлагается рассматривать в качестве самостоятельного юридико-аксиологического феномена общественной, правовой жизни, обеспечивающего устойчивость и развитие существующей системы социально значимых публичных функций посредством интегративного взаимодействия охватываемых им аксиологических категорий (морали, нравственности, религии и права), находящихся в постоянном динамически взаимозависимом балансе между собой

Правовой баланс ... С. 29–30
Аристотель, преодолевая платоновское дихотомическое разграничение мира идей и мира вещей, а также досократовскую традицию неразделенности бытия и блага, сущего и прекрасного, вводит телеологический момент – аксиологию цели: «По отношению к прекрасному и непрекрасному действия отличаются не столько сами по себе, сколько тем, какова их конечная цель и ради чего они совершаются»
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 9
... универсальность этических правил не означает их всеобщности: любое моральное правило соотносится с конкретной ситуацией, исключительно в рамках которой такое правило приобретает универсальность. Следовательно, для того чтобы поступить «наилучшим образом», человек должен «осмыслить» ситуацию. Иными словами, моральная сфера обретает рациональные рамки, благодаря которым обязательность этических требований уходит от необходимости исследования метафизических вопросов добра и зла и перемещается в сферу рационализации человеческого поведения.

Заметим, что через призму дескриптивных и прескриптивных суждений в юридической литературе рассматриваются такая категория, как легитимность, а также тесно связанный с ней, но самостоятельный принцип поддержания доверия.

Правовой баланс ... С. 20
... нормативная обязательность ценностей носит прескриптивный характер, облекаемый, как правило, в форму правовых принципов и юридических фикций.
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 21
Локализация правовой ценности происходит через норму закона: этические, эстетические и прочие характеристики, свойственные классическим аксиологемам, являются безразличными («адиафорными») для закона, пока они вне его рамок. Лишь после придания им правовой формы они приобретают значение юридических защищенных ценностей. Правовой защите подлежат самые различные социально значимые публичные ценности, обладающие порой весьма противоположными свойствами и качествами, поэтому следует говорить не о том, что право защищает ценности, а о том, что право защищает признанный им баланс правовых ценностей.

Действительно, аксиологические системы государственно-правовых субъектов могут существенно отличаться другой от друга (государство, общество, социальная группа, индивидуум). В этом смысле проблемы аксиологии права идут в тесной взаимосвязи с вопросами государственной идеологии и правовой доктрины. Здесь вопрос о ценности как некой правовой, идеологической «псевдореальности» приобретает весьма прагматичное содержание: наличие механизмов государственного принуждения, требований («юридических прескрипций») вводит категорию ценности в объективно существующую сферу общественной материальной жизни.

Правовой баланс ... С. 25
Право и Мораль
Первый тип
частичное совпадение сфер правового регулирования морали и права – соотносимость правовых и моральных ценностей носит здесь динамический характер. Ценности, выходящие из сфер пересечения (норм морали и нравственности) являются адиафорными – безразличными. Благодаря такому соотношению достигается известный баланс правового регулирования и государственного вмешательства в частные дела.
Второй тип
право (закон) регламентирует значительно более узкую сферу общественных отношений, находясь при этом полностью в сфере морали и нравственности. Подобное соотношение присуще в наибольшей степени религиозным обществам и клерикальным политическим системам. В такой системе соотношений «ценностное безразличие» отсутствует как таковое: нормы закона исключают даже принципиальную возможность появления ценностей, выходящих за рамки существующей морали
Третий тип
противоположность второго – мораль поглощена законом и из него проистекает (присуща преимущественно тоталитарным и авторитарным политическим режимам светских государств). Адиафорных элементов практически нет: закон регулирует максимально широкий круг ценностей, в том числе личных. Баланс ценностей отсутствует, обеспечивается защита единственно верной ценности (класса, строя и проч.), носящей прежде всего идеологический характер.
Четвертый тип
закон отделен от морали и лишь иногда – в случае телеологической целесообразности самой разной природы (религиозной, политической, государственно-национальной) – пересекается с ним. Закон и мораль изначально адиафорны. Круг «безразличных» для закона и значимых для морали норм может существенно изменяться (спекуляция становится бизнесом, брак – сделкой, семья – сожительством и проч.). Баланс между сферами в такой ситуации носит отчасти ситуативный характер, когда прежде безразличное для закона (например, сфера интернет) приобретает общественное значение и включается в поле правового регулирования.
Как видим, попытки найти ответы на «основной вопрос» аксиологии – существуют ли ценности вне зависимости от человека (экзистенциально), иными словами, являются ли они абсолютными или относительными, могут быть самыми разнообразными – от трансцендентных и трансцендентальных, иррациональных до, напротив, когнитивистских объяснений.

Адиафористские споры предшествующих веков вкупе с попытками отделения юридических ценностей от этических предписаний в нормах римского частного права с учетом современных научных знаний по этике и праву предоставляют благодатную почву для современной аксиологической оценки права.

Рассмотренные выше аксиологические аспекты позволяют говорить о некоем «правовом прочтении» адиафоры – ценностного содержания закона. Можно выделить несколько типов аксиологического соотношения юридических и неюридических (моральных, нравственных, этических) ценностей.

Правовой баланс ... С. 25
Полагаем возможным говорить о динамической структуре этических ценностей, лежащих, в конечном счете, в основе ценностей правовых, конституционно защищаемых ... динамическая структура ценностей позволяет перейти от констатации однажды принятой иерархии ценностей к определению самостоятельного ценностного значения их баланса как единственного гаранта достижения социально значимых публичных задач общественного развития.
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 29
Речь следует вести о замещении статической системы правовых ценностей ее динамической моделью, при которой нахождение конкретной ценности в иерархической сетке обусловлено не только ее собственным (феноменологическим, экзистенциальным, бытийным, юридическим) содержанием, но, прежде всего, соотношением с другими на основе соблюдения баланса значимых для общества ценностей. Именно благодаря балансу происходит активное позиционирование ценностей, исключающее «революционные» преобразования и (или) крах системы ценностей, но напротив, обеспечивающее сохранение существующих, обеспечение преемственности, а значит – правовой устойчивости, не препятствуя при этом развитию системы через постоянный поиск нового баланса ценностей.

Правовой баланс ... С. 29
2
Политическая теология
И СВЕТСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ
Ключевой задачей большинства научных направлений гуманитарного цикла по-прежнему остается поиск наиболее эффективного соотношения интересов общества и государства, религии и права. При этом указанные вопросы являются не только предметом умозрительного размышления просвещенных людей, но определяют также внешние формы цивилизационного устройства, внутреннюю архитектуру любого государства, а также правовую среду в целом. Причиной тому является непреходящая ценность лежащих в их основе фундаментальных категорий, определяющих социокультурную матрицу человеческого общества.

Правовой баланс ... С. 30
Поступательное движение вперед возможно в том случае, когда изменения законодательства и реформы государственных институтов проводятся с учетом исторически сложившихся оте- чественных правовых и политических традиций, системы мо- ральных, культурных и религиозных ценностей.
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 31
Собор Санта-Мария-дель-Фьоре, где в 1439 году была подписана Флорентийская уния (вид сверху). Фото: Сергей Хорунжий
Потерпевший провал объединительный Флорентийский Собор (1438–1439) привел к окончательному разделению христианских церквей; в светской жизни это обернулось захватом турками Константинополя и крахом Византийской империи. Как видим, следствием теологических разногласий (вроде вопроса о филиокве: лат. filioque букв. – «и Сына») стали не только раскол (схизма) между Римской и Православной кафолической церквями, но и последующие геополитические преобразования. История неоднократно свидетельствует о существующей тесной связи общества, государства, власти и религии.

Правовой баланс ... С. 34 –35
«все точные понятия современного учения о государстве представляют собой секуляризированные теологические понятия»
Шмитт Карл
Политическая теология: сборник / пер. с нем. и сост. А.Филиппова. М., 2000. С. 57
Власть всегда политически ангажирована, сиюминутна и эсхатологична, церковь же – сакральна и вневременна. Попытка слияния трансцендентного и имманентного (И. Кант) повлекла изменение отношений между духовной и мирской властью: теперь уже не император как Верховный понтифик (Pontifex Maximus), но папа стал единственным центром христианской теократии. За этим следует иное толкование прежде божественной монархии: освящение императора рассматривается теперь как простое «облечение властью», производимое властью папы. Последовавшая в средние века борьба между властью императора и папы, светской и духовной, как видим, была неизбежна.

Правовой баланс ... С. 34
«... Марсилий Падуанский в XIII в. вместо суверенитета божественного постулирует народный суверенитет...»
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 37
Приходит время, когда обмирщенная власть становится элементом политической технологии. Уже Марсилий Падуанский в XIII в. вместо суверенитета божественного постулирует народный суверенитет, указывая, что «верховным законодателем человеческого рода является только совокупность людей, по отношению к которым применяются принудительные положения закона...». Если в идее богоданности (теономности) власти подданные не столько призываются к повиновению власти, сколько к повиновению Богу, то в трактовке итальянского политического философа и схоласта власть освобождается от контроля Бога и Церкви. Иными словами, передача Богом власти как полномочия от Него (вместе с обязанностью использовать власть исключительно в соответствии с Его намерениями) заменяется волей народа как высшего суверена и источника всякой власти

Правовой баланс ... С. 37
«Тождество авторитета власти и априорной законности принимаемых ею решений привело к известным процессам уже в нацистской Германии»
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 39
... теологические концепции и доктрины, изначально основанные на элементах личностной (персональной) веры, сакрализации мира и сотериологического таинства, в результате обмирщения постепенно стали предметом светской аксиологии, бытовой этики и в конечном счете инструментом секулярной, в том числе юридической мотивации; заложили основу формирования светской идеологии. Современное регламентационное, правообразующее значение указанных основ определяется соотношением политической тео- логии и светской идеологии, баланса образующих их содержание ценностей.

Правовой баланс ... С. 48
3
Ортодоксальные элементы
ПРАВОВЫХ ЦЕННОСТЕЙ
... идеология государственной (светской) власти зиждется на целом ряде элементов схожих, а порой напрямую вытекающих из политической теологии секулярных институтов и религиозной ортодоксии и наоборот. Рассмотрим подробнее схожие элементы ортодоксальной теологии и юриспруденции.

Правовой баланс ... С. 48
«... "юриспруденция" (лат. juris – право, prudentia – основательное знание) предполагает "знание права", "предвидение права", следование ему как воплощению правды и справедливости.»
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 50
... благодаря нормативной формализации ортодоксальных постулатов теология приобрела общеобязательную нормативность. Требования исполнения ее предписаний становятся сродни юридическим нормам. Более того, теология имплементирует и другие элементы, присущие юридическим институтам: нормативность изложения санкционированных поведенческих действий, общеобязательность предписаний, кара, наказание («епитимья») за их нарушение. Схожим образом решается вопрос и с регулятивностью секулярных норм: многообразие национальных традиций сменяется универсализацией нормативных предписаний, созданием единственно верных и поэтому повсеместно обязательных государственных законов.

Правовой баланс ... С. 51
... можно говорить о схожести задач, стоящих перед ортодоксией в ее институционально-теологическом значении и юриспруденцией в ее нормативно-юридическом, государственно-правовом понимании в качестве элемента современной правовой среды: 1) сохранение базовых нравственно-культурных идеалов и традиций; 2) отстаивание исключительности и уникальности соционормативных предписаний; 3) придание внешним формам самодостаточной ценности (символизм).

Правовой баланс ... С. 52–53
«Во всех делах, в наибольшей же степени в праве, необходимо руковод- ствоваться справедливостью»), – говорится в постановлениях Константина Великого [Paul, D. 50, 17].
Фото: Jean-Pol GRANDMONT
Оказывая влияние на правовую действительность, следует осознавать важность признания культурных традиций, с одной стороны, и готовность следовать по пути модернизации – с другой. Для достижения положительных результатов развития общества уважение ортодоксальных требований моральных предписаний является такой же объек- тивной необходимостью, как обязательность проведения экономических, юридических и социальных преобразований.

Правовой баланс ... С. 61
4
Доверие к власти
МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ
Попытки отказаться от истоков нравственных норм и правил, объявить их архаизмами морали прошлых времен и взять в качестве основы «рационализированные» требования современной цивилизации не приводят к признанию человеком абсолютной этической необходимости власти и государства. Это сродни одной из первых попыток рассудочного введения единых правил египетским фараоном Аменхотепом IV, который придумал, возможно, по-человечески правильную, но лишенную духовного источника жизни доктрину монотеизма, заменив многообразие божеств Египта единым солнечным богом Атоном. Однако даже облачение себя в имя Эхнатон («Слава Солнца») не спасло его от гибели в результате заговора религиозных адептов «Книги мертвых».

Правовой баланс ... С. 62
«... процесс абсолютизации права в качестве основного и единственного регулятора общественной жизни приводит порой к полному замещению морально-нравственных требований регулятивными и охранительными нормами законодательного акта светской власти»
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 62
Статуя фараона Эхнатона из храма Атона в Карнаке.
Изменения правовой среды граничат порой с самыми радикальными проявлениями государственного этатизма при внешнем либеральном благолепии демократических основ. Речь идет о максимально широком юридическом замещении требований правил морали исполнением норм закона. Мораль и нравственность объявляются неполиткорректными, нетолерантными и архаичными. К большому сожалению, в эту категорию попадает множество фундаментальных ценностей, уходящих своими корнями в истоки формирования нашей цивилизации ее культурных кодов и правовой среды в целом

Правовой баланс ... С. 64
В европейской культурной традиции "... «обмирщение» закона, как это ни парадоксально, можно было наблюдать в период становления христианства, когда закон стал утрачивать свою тождественность идеалу совершенной жизни"
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 63
Если в прежние времена справедливость всегда оставалась элементом морально-нравственной парадигмы мира, то сейчас – компонентом законодательной техники и процедур легитимации. Самое сложное, что при этом происходит выхолащивание потаенных корней справедливости, скрытых зачастую в сакрализованных нормах этических установок. Мораль и нрав- ственность так или иначе приводят нас к религиозным (или псевдорелигиозным) ценностям, имеющим в своей основе иррациональное, священное происхождение. В то же время запрет на логическое «обмысление» трансцендентных основ, существовавших правил поведения, позволял ограничить проникновение профанного сознания в эту сферу и избежать осквернения незыблемых устоев человеческого общества и государства.

Правовой баланс ... С. 64
Правовое определение конституционной нравственности представляется весьма сложным, а содержащиеся в нормах права смежные юрдические конструкции (моральный вред и т.п.) существуют в законе с совершенно определенной юридической формализацией их природы (например, в качестве субъективных гражданских прав и обязанностей).
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 68
... доверие к публичной власти ... представляет собой достаточно сложное явление с точки зрения рассматриваемого нами баланса, где морально-нравственные границы права, проистекающие во многом из религиозных предписаний, находят отражение в нормах и духе позитивного права, формируемых органами власти.

Правовой баланс ... С. 70
право, потеряв черты признанных социальным большинством уникальных моральных предписаний, станет гомологичным субстратом глобального мира, лишенным всякой индивидуальности, а значит и персональной, личностной ценности.
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 69
... гипертрофированная правовая форма изменяет понимание аксиологических нормативов: в сферу правового регулирования попадают правоотношения, изначально находящиеся за рамками правовой законодательной регламентации – в сфере морали, нравственности, профессиональной этики, корпоративных стандартов поведения. Проблема состоит не только в расширении сферы законодательного регулирования и последующих проблем гармонизации, кодификации, инкорпорации существующего правового массива нормативных актов. Данные вопросы могут быть сравнительно эффективно решены, напри- мер, при повышении качества законодательной техники, правотворческой политики и в целом – юридической технологии, включая «нормирование» законопроектной и правотворческой деятельности

Правовой баланс ... С. 78
... секулярный принцип поддержания доверия граждан к закону и христианский принцип подчинения властям основаны на взаимосвязанных положениях, вытекающих из самой природы власти: обязательности, подчинения, лояльности, деонтологии, пиетета
Сергей Хорунжий
Правовой баланс ... С. 71–72
Примечательно, что именно в рамках гражданского права как частного права со всеми классическими принципами автономии воли, свободы усмотрения и действий, предлагается обеспечивать защиту нравственности, которая тяготеет к категориям общего социального, публичного права. Более того, некоторые исследователи принципиально отстаивают необходимость выделения особой функции гражданского права – «функции обеспечения нравственности», обосновывая это тем, что нормы гражданского законодательства направлены на «формирование нравственного климата».

Правовой баланс ... С. 79
Реализация конституционного принципа поддержания доверия, предполагающего сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему правовых норм, надлежащее гарантирование правового положения субъектов длящихся правоотношений, предоставление им адекватных временных и иных возможностей для адаптации к изменившимся нормативным условиям приобретения и реализации соответствующих прав и свобод возможны только в ситуации обеспечения баланса ценностей частноправовых и публично-правовых сфер.

Правовой баланс ... С. 85
© 2019, Хорунжий С.Н.
далее – глава 2
Made on
Tilda